Версия для слабовидящих

Государственный музей изобразительных искусств Республики Ингушетия

 

 

Наш адрес:
Республика Ингушетия,
г. Карабулак,
ул. Джабагиева, 139
Тел/факс:
8(8734) 44-48-56
e-mail:
izori1993@bk.ru
izomuzeum@mail.ru
Почтовый индекс:
386231

Адрес филиала:
Республика Ингушетия,
сельское поселение Джайрахское,
ул. Льянова, 37”а”

 

 

 


 

 

Почему только башни?

На протяжении последних почти двух десятилетий власти республики и фамилии с той или иной активностью, позитивным или противоположным результатом занимаются восстановлением родовых башен в горной части Ингушетии.

Саму идею сохранения башен можно только приветствовать, даже забыв о методах и формах ее реализации. Оригинальность и величие наших башенных комплексов не вызывает сомнения и общепризнаны. Мои же сомнения в эффективности применяемых форм и методов их восстановления, знаю, вызовут резкое неприятие у наших сограждан. Поэтому умолчу об этом.

Но увлечение, связанное с затронутым выше явлением, носит, на мой взгляд, односторонний характер.

Что я имею в виду?

Оставив потомкам одни наши башни в их физическом виде, мы как бы говорим, что ингуши жили только в горах и только в башнях. И это не что иное, как географическое и временнОе ограничение ареала и условий проживания ингушей.

Мы не оставляем потомкам возможности увидеть, как и в каких домах жили их предки на равнине. Уже нынешнее поколение юношей и девушек 20-30 лет не видели дома, в которых жили их деды.  Цивилизация, материальный достаток внесли свои естественные поправки в условия быта ныне живущих. Домов, подобных тем, откуда выселяли наших людей более семи десятилетий назад или в которых жили вернувшиеся в отчий край ингуши, почти не осталось. А ведь они по тем временам были в большинстве своем добротные. Многие старики с ностальгией вспоминают их: зимой в них было тепло, летом – прохладно. Это если не сказать о самой ностальгии по жизни в целом в таких домах. Но она может быть только у тех, кто жил в них.    

В нескольких селах сохранились такие дома, которые могли бы стать материальными памятниками ХХ века. Есть, как нам известно, такие домовладения в сс. Яндаре, Кантышево. Думаю, найдутся и в других населенных пунктах.

Почему бы их не сохранить, организовав в них музеи с экспозицией быта ингушей 30-60-х годов ХХ века, подобно башенным экспозициям.

По прекрасной картине Аюпа Цуроева многим стал известен прекрасно сохранившийся дом основателя села Яндаре нашего знаменитого общественного деятеля Гайрбека Мальсагова. Где-то мне пришлось читать о том, что в Кантышево сохранился дом известного ингушского богослова Хаджала Чумакова. Мысль навскидку: в этом доме можно было бы открыть музей истории ислама в Ингушетии.

 

Вероятно, такие дома сохранились и в других населенных пунктах. К сожалению, в силу известных обстоятельств не сохранился ни один ингушский дом в селах Пригородного района… 

В селе Мужичи долгое время существовал дом, в котором в 1919 году от белогвардейцев скрывался чрезвычайный комиссар Юга России Серго Орджоникидзе. В нем был отрыт музей. Дом снесли, а экспонаты музея расположили  в другом доме.

В случае предъявления наследниками прав на такие дома, можно было договориться с ними и предложить им место рядом для постройки нового современного жилья. А если  кого- то из их семьи трудоустроить хранителем музея, и ментальность нашего человека будет соблюдена.

Одно время, будучи министром культуры, выступил с идеей открыть в легендарном здании старой школы с. Гамурзиево музей образования. Идею погубил шум, поднятый в связи с тем, что директор школы в этом случае останется без работы… И эту проблему можно было решить. И нет гарантии, что при строительстве новой школы на том же месте, его не снесут.

Надо помнить, что нам нужны и тематические музеи: литературный, истории ислама, истории определенного села или города, фамилии, другие музеи. Их и можно было бы разместить в такого рода домах. 

 

 

Непредсказуема судьба и знаменитой мельницы в с. Барсуки.

Уверен, и в других местах найдутся такого рода построения недавнего прошлого нашего народа. Время быстротечно. Но пройдут одно или два десятилетия, как и они исчезнут.  

 

 

                                                                                        Якуб Патиев